Продажа книг на ALIB.RU

Плюшкин-Хаос на Молоток.Ру

пятница, 19 марта 2010 г.

Смена 1984. Любимый город. «И шпили, шпили— там и тут...»

Смена.1984.Любимый город.«И шпили, шпили— там и тут...»
БУКВАЛЬНО с первых дней существования Петербурга стали описывать и изображать этот город-чудо. Ранние впечатления оставили иностранцы — например, « 1714 году Вебер записал: «Построено много церквей с высокими и тонкими шпилями». Художники Пикарт, Зубов, Марселиус донесли до нас облик города первой четверти XVIII века: в этой графической поэме всегда присутствуют Нева, корабельные мачты и шпили...
«Шпиц», «шпицер», «шпиль», «спица», «игла» — так на иноземный манер и по-русски называли в разные временна этот специфический элемент петербургских построек. В переводе с голландского и немецкого «шпиц» — эначит острый, остроконечный или вертикальное завершение здания в виде сильно вытянутого вверх конуса. Но есть и другое, «обрусевшее» значение слова «шпиль»: так называли судовую лебедку с вертикальным барабаном для отдачи и подъема якорного шпиля натягивания, швартовых шпилей. Вот это «корабельное» объяснение как нельзя лучше подошло к Петербургу. Ведь не только церкви, но и верфи — Адмиралтейская и Партикулярная — имели остроконечные завершения, названные шпилями.
В Петербурге шпили получили государственное, политическое значение: в них отразилось своеобразие истории города и страны.
ОСТРОКОНЕЧНЫЕ шпицы имели и европейские готические храмы. Ученые оценили их высоко вознесшиеся к небу завершения не как олицетворение силы религии, но- как силу разума. Еще французский исследователь готики Виолле ле Дюк сказал, что в готических соборах «отражается не «страдание», а наоборот — освобожденный труд, триумф ума, себя осознавшего, деятельного». Готические храмы стали символами и государственной власти средневекового города. Это же в полной мере можно отнести к русским храмам, завершенным шатрами. Церковь Вознесения в селе Коломенском заложена в честь рождения Ивана IV (Грозного), а собор Василия Блаженного в Москве сооружен как своеобразный монумент в память русской воинской славы — сокрушения Казанского ханства (в нем красочное многоглавие завершено главенствующим шатром церкви Покрова, давшей название всему храму — Покровский). Это некие государственные монументы своего времени. В XVII веке русский шатер все больше по своему облику приближался к шпилю — достаточно вспомнить Сухареву или Меншикову башни в Москве, В «Панораме» Москвы, выполненной художником Бликлантом в начале XVIII века, обращает на себя внимание удивительная особенность: художник-голландец, глаз которого привык европейским шпилевидным завершениям, русские шатры на рисунке вытянул — и Меншикова башня со шпилем оказалась окруженной близкими к ней по силуэту шатрами-шпилями (ведь в Европе того времени без шпилей не мыслился ни один средневековый город).
И вот в Петербурге европейские и русские архитектурные образцы словно встретились...
НАШ ГОРОД расположен не равнинной местности. Широкая полноводная Нева течет средь низких берегов. Ни холмов, ни взгорков... Сама природа требовала, чтобы человек приложил здесь руку, нашел для нового города подходящий силуэт. И в этом силуэте роль первой скрипки должны были сыграть именно шпили.

Первый шпиль вознесся над маленьким Заячьим островом, где строилась крепость. Да, над первой Петропавловской церковью поднимался один шпиль, Над следующей — три (два из которых, по сторонам центрального, выполняли роль своеобразных флагштоков).
Постепенно вместо земляных валов здесь воздвигли стены, а ранние деревянные церкви сменил каменный собор — блестящее творение Трезини. Петром I предписано было со строительством колокольни «поспешить», а строительство собора вести «исподволь». И поднялся на берегах Невы, вторя старой отечественной традиции, некий государственный монумент. Сегодня, когда мы въезжаем в Ленинград со стороны Москвы и Киева, в ясную погоду позолоченный шпиль виден издали. Первоначально он поднимался на 106 метров, однако деревянную основу, опасную в пожарном отношении, позже заменили металлической конструкцией, отчего общая высота колокольни достигла 122,5 метра, а несколько вытянутый шпиль стал более похож на остроконечную иглу.
Вспомните старый Таллин: там «букет» шпилей сосредоточен на малом пространств., замкнутом крепостными стенами. Подобный же «лес» шпилей можно усмотреть не ранних гравюрах Амстердама, Копенгагена, Риги... Иное дело — в Петербурге, городе, лишенном средневековой замкнутости: шпилевидные силуэты здесь были рассредоточены и тяготели к Неве, указывая на ее изгибы, закрепляя наиболее важные в градостроительном отношении точки.
Итак, совершим экскурсию в те далекие времена...
СРЕДИ ВОДЫ на Финском заливе уже к весне 1704 года поднялась башня-крепость Кроншлот, увенчанная традиционным шатром: этот грозный страж стал своеобразными воротами в город со стороны моря. На взморье, на Васильевском острове, располагались два «кроншпица» — они, как два маяка, вводили в Галерную гавань. Нева... На Васильевском острове, в усадьбе Меншикова, над церковью, близкой к Петропавловскому собору, поднимался шпиль. Почти напротив — шпилевидные завершения ранних Исаакиевских церквей. Адмиралтейство — верфь и крепость: шпиль, известный по гравюре Зубова, в 30-х годах XVIII века был заменен новым, выполненным Коробовым, которому было предложено «...Адмиралтейскую башню, на которой шпиц... за ветхостью ныне немедленно разобрать и для прочности сделать вновь всю каменную и шпиц поставить». Он и поднимается ныне над городом, ибо Захаров, перестраивая здание в первые десятилетия XIX века, лишь саму башню облек в новую одежду, а «Адмиралтейскую иглу» сохранил... Над зданием Кунсткамеры, как свидетельствуют документы, тоже «поднималась великая спица», сгоревшая в 1747 году. Далее — шпили над церквами Греческой слободы. Им вторил шпиль Троицкой церкви, а еще ранее — над домом Меншикова, на Городском острове. Напротив Летнего сада, на берегу Фонтанки, — шпиль над Партикулярной верфью, где строили частные суда. На «стрелке» Выборгской стороны, у разветвления Невы, над зданием первоначального мазанкового госпиталя, поднимались два остроконечных «шпица». А еще далее, в Александро-Невском монастыре, спроектированном Трезини, займах был шпиль над собором, похожим на Петропавловский. Наконец, у входа в Ладогу — шпиль над Часовой башней Шлиссельбургской крепости...

Вот как располагались вдоль реки эти своеобразные государственные монументы, эмблемы города, навигационные знаки, градостроительные элементы.. Неизменным помощником архитекторов, создававших силуэт города, был «спичного и столярного дела мастер» голландец Герман фан Более и многие безвестные мастера — как русские, так и иностранные.... Казалось бы, забытая в середине XVIII века традиция затем вновь заявила о себе несравненным шпилем Михайловского замка...

У ВЯЧЕСЛАВА Кузнецова есть стихи:
Домов хрустальные торцы,
резные арки, словно сестры,
сверкают золотом дворцы,
алеют солнечные ростры..
И шпили, шпили — там и тут,
над каждой башней и карнизом...

Взгляните с Кировского моста: как замечателен силуэт города! Ив этой торжественной «ленинградской поэме» главенствуют именно шпили XVIII века, а «аккомпанируют» им шпили последующих столетий... Пройдитесь по Кировскому проспекту: как там «сокращаются» расстояния — и способствуют этому оптическому обману башни и шпили над угловыми частями жилых домов. На улице Куйбышева шпиль Над домом № 21 «перекликается» с соседними — над зданием, что на Мичуринской улице, и над Нахимовским училищем...
В годы Великой Отечественной войны шпили стали символом непоколебимости города. Поэт Борис Четверичов писал:
А город — был и будет над Невой
В веках сверкать своими куполами.
Стремительных мостов кпылами,
Каи штык, отточенной иглой...

Недаром «Адмиралтейская игла» увековечена на медали «Зд оборону Ленинграда».
Сказали свое слово и советские архитекторы: вспомните хотя бы шпиль над новым зданием Финляндского вокзала. Даже телевизионная башня здесь вознеслась «шпилевидно» — более чем на триста метров, А самый молодой шпиль — над зданием Морского вокзала, на взморье, открытый навстречу всем ветрам, снова заявивший о вечно живой традиции города на Неве, о его своеобразном, неповторимом силуэте...

И. ЛИСАЕВИЧ, кандидат архитектуры
- Фото С. Компаннйченко и А. Николаева
Редактор Т. ФЕДОРОВА

Смена. Воскресенье, 3 апреля 1984 г. № 34 (17734).

0 коммент.:

Отправить комментарий