Продажа книг на ALIB.RU

Плюшкин-Хаос на Молоток.Ру

пятница, 19 марта 2010 г.

Смена 1984. Любимый город. УЛИЦА ХАЛТУРИНА

Смена.1984.Любимый город. УЛИЦА ХАЛТУРИНА
ПЕРВОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ Петербурга относится к 1704 году. На переднем плане, у самой воды — большая постройка, напоминающая дебаркадер на речном берегу. В «Описании» Петербурга 1710—1711 годов очевидец пометил: «Насупротив крепости двухэтажный питейный дом с двумя идущими вокруг галереями». Питейный дом, который был местом первых ассамблей, находился на месте нынешнего Мраморного дворца. Отсюда и взяла начало старинная улица, несколько раз менявшая свое название: Греческая, Немецкая, Миллионная, Халтурина... Прямая, словно вычерченная по линейке, она ведет сегодня к Дворцовой площади. Вторя ей, выстроились дома...

МЫ — У ЕЕ исторического истока Такой оовной и прямой «першпективой» улица выведена уже на раннем плане этого района с собственноручными пометами Петра I. К этому времени на месте Питейного дома архитектор Трезичи построил здание Почтового двора появление которого было связано с развитием почтовых пересылок. Название «двор» оправдывалось тем, что небольшая квадратная территория опоясывалясь двухэтажной постройкой с двумя въездами — с востока и запада. Здание было, очевидно, мазанковым, то есть деревянным, обмазанным глиной и расписанным под кирпич, Оно выполняло роль гостиницы, постоялого двора. Одновременно «в наугольных палатах» работали ученики Канцелярии городовых дел. «Почт-гаус», как его тогда называли, продолжал оставаться и местом празднеств: например, здесь в 1721 году отмечалось побепоносное завершение Северной войны.
От Почтового двора улица вела в район строительства Адмиралтейства (верфи и крепости), заложенного осенью 1704 года, что и явилось стимулом для заселения левобережья. Селились слободами, по русскому образцу: по правую сторону улицы, на берегу Невы, — русские, по левую, на берегу Маленькой речки (Мойки, — иностранцы. Ближайшей к Почтовому двору была Греческая слобода, давшая первое название улицы.
И сегодня ее границы читаются достаточно хорошо: для этого совершим небольшую прогулку от Мраморного дворца по Аптекарскому переулку, набережной Мойки, Запорожскому переулку и выйдем на бывшую Греческую улицу. Вот и вся слобода. Путь небольшой времени займет немного. А между тем здесь, под фундаментами нынешних зданий, — археологические пласты первых построек старинной слободы. Называлась она Греческой, поскольку селились здесь греки и итальянцы — боцманы, капитаны и строители-католики. Здесь ютилось более полусотни небольших домиков — «наподобие синичьих гнезд, которые сколачивали кто как мог». Построили две деревянные церкви — католическую и финскую, разместили и небольшой финский рынок. Примерно в этом месте сегодня мы можем видеть Круглый рынок, выстроенный Кваренги. В слободе поселились первый архитектор города Трезини и многие его современники, причастные к строительству Адмиралтейства. Деревянные постройки Греческой слободы погибли от сильных пожаров 1735—1737 годов. Эта же участь постигла и деревянные постройки Немецкой слободы, которая тянулась далее по берегу Мойки, вдоль улицы в сторону Адмиралтейства. Некоторое время Греческая улица называлась Немецкой — так, например, именуется на юбилейном плане Петербурга 1753 года.
ПРАВАЯ СТОРОНА была застроена каменными домами. Территорию расчертили на длинные сквозные участки, доходившие до Невы. Ближе к Адмиралтейству находились палаты адмиралтейского советника Кикина, фасадом на Неву был обращен дом адмирала Апраксина, а далее, ближе к Зимней канавке, прорытой в те же ранние годы, — дом вице - адмирала Крюйса, покровителя иностранцев, живших в соседних слободах.
За Зимней канавкой участок принадлежал Петру I. и здесь последовательно было построено несколько домов для его зимнего пребывания. Очевидец писал в 1710—1711 годах: «...в той же улице находится маленький домик голландской архитектуры, в котором Его Величество живет зимой». Первый царский дом, как свидетельствует план «около 1711 года» находился на этом участке между Невой и проложенной улицей. Его сменил каменный дом, известный по гравюре Зубова. Следующий, построенный Матарнови, лицом обратился к Неве — в нем Петр скончался. Это была целая усадьба с хозяйственными постройками и небольшой гаванью со стороны канавки. Если сегодня вы пройдете по набережной Зимней канавки к Неве и прежде чем выйти на набережную, взглянете на боковую сторону построенного Кваренги Эрмитажного театра, то увидите оставшуюся малую часть старинного дворца. Рядом находились участки корабельных мастеров Меншикова и Пальчикова. Всего до Запорожского переулка здесь насчитывалось тогда семь участков Запорожский переулок тоже помечен на этом раннем плане и носил название Мешков пеоеулок — по имени гофинтенданта Петра I Мошкова, участок которого занимал территорию дома № 21. Далее поселились майор Корчмин, кухмейстер Матвей Фельтен, отец замечательного архитектора Юрия Матвеевича Фельтена, и, наконец, «господарь» Молдавии Дмитрий Кантемир (участок дома № 7).
На противоположной стороне улицы в петровское время в Немецкой слободе среди деревянных строений выделялись два каменных дома — тайного советника Макарова (участок дома № 24) и президента Медицинской коллегии Блюментроста (№ 30). В 30-х годах здесь был возведен каменный дом Апраксина (№ 22), который претерпел некоторые изменения, но сохранил композицию дворцовой постройки первой трети XVIII века. На всем протяжении улица была застроена каменными, преимущественно трехэтажными домами, стоявшими строго по «красной» линии, один подле другого.
На углу Аптекарского переулка (№ 4) сохраняется здание бывшей Главной аптеки. Глядя сегодня на большое строение, оформленное колоннами, трудно поверить, что это — наружная «одежда» постройки петровского времени. Чертеж 1740-х годов дает возможность мысленно снять позднюю «одежду», выполненную Кваренги в конце XVIII века. и представить первоначальный облик особняка, построенного в 20-х годах по проекту Трезини. Это было административное здание (здесь размещалась Медицинская канцелярия) и собственно аптека. Со стороны улицы располагалось двух-маршевое крыльцо, а за ним — въезд во двор. Не поленитесь войти в него со стороны Аптекарского переулка — и вы перенесетесь в, ту раннюю эпоху...

М. Махаев. «Вид Миллионной улицы от Главной аптеки и Зимнему дворцу». 1751 —1756 г.

Участок противоположной стороны улицы (д. № 7), где был поставлен городской дом — раннее произведение двадцатилетнего Растрелли, пренадлежал Кантемиру. Его облик нам известен по рисунку 1758 года. Сегодня на этом месте — позже построенные дома, но своеобразный подъезд - вход и ворота со стороны улицы, ведущие в глубь двора, напоминают раннее стооение.
В перечне своих работ, относящемся к 1764 году, Растрелли указал: «дом Кантемира в Миллионной улице» — так она называлась потом более ста пятидесяти лет.
НЫНЕ УЛИЦА носит имя Степана Халтурина, выдающегося рабочего-революционера, одного из организаторов «Северного союза русских рабочих», и начинается она теперь выше по Неве, от Лебяжьей канавки.
В 60—90-е годы XVIII века Миллионную дополнили четырьмя новыми домами на этом участке. Однако принадлежат ли они только этой улице? Присмотримся к ним со стороны, пройдем к центру Марсова поля и повернемся лицом к Неве. Обращает на себя внимание симметрия в расположении зданий, служащих своеобразными кулисами для Марсова поля со стороны Кировского моста. Отсюда мы особенно чувствуем причастность их не столько к улице, сколько к большой озелененной площади. Они — ее северная граница. Западная граница площади — бывшие казармы Павловского полка, восточная и южная — Летний и Михайловский сады.
Дома эти — в основном ровесники. Тот, что под № 1, принадлежал Бецкому, который некоторое время был ректором Академии художеств и основателем воспитательных училищ в России. Строилось здание в 1764—94 годах, авторство разноречиво приписывается Валлен-Деламоту и Старову. С 1830-х годов владельцем его стал Ольденбургский. Соседний, № 3, — дом Салтыкова, относится к 1784—88 го-дам, выстроен по проекту Кваренги. В 1830-х годах здесь жил австрийский посланник граф Фикельмон, чья супруга была внучкой фельдмаршала Кутузова. Ныне в этих зданиях — Институт культуры имени Надежды Константиновны Крупской.
В 1818 году Росси гениально спланировал соседний пустующий участок, создав небольшую приневскую площадь с памятником Суворову.
Дома № 5/1 и 5 составляют единый комплекс — Мраморный дворец и служебный корпус. Первоначально дворец называли «Каменный дом у почтовой пристани». К тому времени старый Почтовый двор перестал существовать, и место для строительства освободилось. Кстати, новый Почтовый двор в середине 30-х годов XVIII века расположился тоже на этой улице, напротив позже построенного здания Нового Эрмитажа. Вот почему на здании Старого Эрмитажа со стороны Зимней канавки сохраняется надпись: «улица Почтовая». Дворец принадлежал Орлову и был построен в 1768—85 годах по проекту Ринадьди. Свыше тридцати сортов мрамора пошло на его отделку! Здание лишено входа как со стороны улицы, так и со стороны Незы. Сюда попадали со стороны Красного канала, прорытого в 1718 году, — там, где сегодня проходит трамвайная линия перед зданием Ленэнерго. Позже канал засыпали... В небольшом дворике сегодня вновь стоит исторический броневик, а в здании дворца бережно хранятся реликвии революции: здесь — Ленинградский филиал Центрального музея Владимира Ильича Ленина. Дом № 5 первоначально был двухэтажным, служебным для дворца, и строился в 1780—88 годах Егоровым, затем надстроен Брюлловым.
Да, интересны эти здания, значительны, но все-таки больше они принадлежат Марсову полю. Кстати, и доска с именем Халтурина укреплена на доме № 7, именно у исторических ворот старинной улицы.
В XIX веке архитекторы здесь тоже «приложили руку», однако достаточно тактично, в основном не испортив исторического облика улицы. Например, Штакеншнейдер надстроил дом № 6, сделал его фасад более помпезным. Тогда это был «Конюшенный двор с домом для прислуги», относящийся к Ново-Михай-ловскрму дворцу, расположенному почти напротив (№ 19), построенному тоже Штакенш-нейдером. Архитектор объединил несколько участков в один и соответственно значительно увеличил размер здания. Грубоватая и тяжеловесная, то плоскостная отделка, особенно его меньшей, правой части (бывший Шталмейстерский корпус), в какой-то мере напоминает постройки первой трети XVIII века. Наконец, казармы Преображенского полка (№ 33) — здание, выстроенное тем же Штакеншнейде-ром и занявшее большой участок зимней резиденции Петра I со стороны улицы. Сам архитектор жил в доме № 10. Следуя через ворота во дворы с остатками старых конюшен, пройдите к набережной Мойки в небольшой садик, задуманный архитектором, — садик сохранился...
В XIX веке изменился участок за Зимней канавкой. Например, на месте, занятом домами сподвижников Петра I, поднялось здание для сильно разросшихся коллекций Эрмитажа. Так возникло первое в России сооружение, возведенное специально для художественного музея, — Новый Эрмитаж. Автор проекта — Кленце, строили его Стасов и Ефимов. Кто не знает замечатечьных атлантов работы Теоебенева, выполненных из сердобольского гранита! А пандус-всход — ведь это не что иное, как своеобразно переработанные крыльца первоначальных построек...
Напротив, на угловом участке, архитектор Месмахер построил несколько вырывающееся из общей застройки, довольно громоздкое здание, где сегодня размещается Центральный государственный архив Военно-Морского Флота. Соседние дома частично отступают от красной линии и тем самым расширяют улицу в узкой части. А присматривались ли вы когда-либо к тому, как постепенно три уступа (Новый Эрмитаж, Малый Эрмитаж и Зимний дворец) вливают улицу в Дворцовую площадь?..
ДОМА... ОЧЕНЬ ТОЧНО сказал Паустовский: «История домов бывает подчас интереснее человеческой жизни. Дома долговечнее людей и делаются свидетелями нескольких человеческих поколений...». Здесь на этой улице, встречались замечательные люди. Вспомним известный этюд Чернецова: на фоне Летнего сада — Пушкин, Крылов, Жуковский, Гнедич... Крылов жил в доме № 1, здесь находилась его типография, где издавались журналы «Зритель» и «Санкт-Петербургский -Меркурий». В доме Штакеншнейдера (№ 10), при участии его дочери Елены Андреевны,» устраивались литературно-музыкальные вечера, на которых часто бывал Достоевский. У Одоевского (дом № 20/4) в 1830 году сходились вместе Пушкин, Глинка, Крылов, Жуковский, Вяземский.. Почти в том же составе собирались они в доме № 30, в литературном салоне Голицыной. В доме № 34 жила трагическая актриса Семенова, в доме № 26 — Дельвиг!.. Мемориальные доски напоминают и о наших современниках: дом № 19 связан с именем маршала Тухачевского, дом № 27 помнит академика Струве...
На этой улице оживает память...

И. ЛИСАЕВИЧ, кандидат архитектуры
М. Махаев. «Вид Миллионной улицы от Главной аптеки и Зимнему дворцу». 1751 —1756 г.

0 коммент.:

Отправить комментарий